Инсайты

/ Инсайты / Закон о суверенном интернете и его значение для иностранного бизнеса

Free thinking from Grayling people

Закон о суверенном интернете и его значение для иностранного бизнеса

27th май 2019


Если бы Советский Союз существовал до сих пор, социализм в сочетании с новыми интернет-технологиями завоевали бы мир. Это ключевой вывод из недавнего разговора Марка Цукерберга с Ювалем Ноем Харари в рамках серии публичных дискуссий генерального директора Facebook в 2019 году.

Можно утверждать, что законопроект о суверенитете рунета, подписанный президентом Путиным 1 мая 2019 года, – это отражение глобального тренда на «национализацию интернета» или, по крайней мере, частей национальных интернет-сегментов, тесно связанных с государственной безопасностью. Множество стран по всему миру (не только Китай, но и государства Юго-Восточной Азии, Индия и т.д.) пытаются «вернуть» себе кибербезопасность и технологический суверенитет, подталкивая компании к хранению данных на национальных территориях, а также снизить зависимость от компонентов из США и Китая. Великобритания, Канада, Япония и некоторые другие страны, включая Россию, разрабатывают национальные стратегии искусственного интеллекта, направленные на установление доминирования в этой области.

Как говорится в нашем аналитическом материале «Деглобализация искусственного интеллекта», «Любая демократия заканчивается, когда возникает серьезная угроза национальной безопасности. Лишь вопрос времени, когда правящие элиты стран – потенциальные лидеры ИИ – объяснят электорату и бизнесу, в чем смысл и польза такой политики». Некоторые известные эксперты идут дальше. Юваль Харари, например, считает, что технологии делают тоталитарные/авторитарные государства «с централизованной обработкой информации» более эффективными, чем демократии. В этом смысле закон о суверенитете рунета можно рассматривать с точки зрения оптимизации процессов управления и повышения конкурентоспособности России в будущем.

Другой глобальный тренд – государственные «атаки» на чрезмерную свободу транснациональных ИТ-корпораций, которая рассматривается как несущая ущерб государственному суверенитету и экономике. Закон учитывает и этот тренд. Хотя он явно не направлен против иностранных компаний, теоретически он предоставляет правительству и Роскомнадзору более широкие возможности в связи с международными компаниями. Интересно, что возможность применения ограничений может быть даже более важной для государства, чем их фактическое применение.

Закон о суверенитете рунета должен вступить в силу 1 ноября 2019 года, за исключением некоторых положений, которые будут введены в действие до 1 января 2021 года. Закон предусматривает создание единой системы маршрутизации внутри России, которая будет действовать в случае угроз для рунета в т.ч. иностранных попыток «отключить интернет» в России, вводит зеркальную систему национальных доменов, обязывает операторов связи, владельцев точек обмена интернет-трафиком и некоторых других участников устанавливать специальное оборудование для противодействия техническим угрозам и автоматически блокировать незаконные интернет-ресурсы. В случае возникновения чрезвычайных ситуаций в интернете централизованное управление рунетом будет введено под контроль Роскомнадзора.

Последствия для иностранных интернет-компаний

Практически невозможно провести глубокую оценку последствий закона для иностранных компаний, в том числе трансграничных организаций. Соответствующие нормативные документы, направленные на уточнение технических и организационных аспектов, пока не разработаны. Перечень и профиль угроз и методов их выявления со стороны правительства, что будет означать внедрение централизованного управления рунетом, также находятся на рассмотрении. Тем не менее, уже сейчас можно предвидеть определенные последствия (начиная с наиболее вероятных):

  1. Замедление скорости интернет-соединения в период мониторинга реализации закона и обеспечения стабильного и непрерывного функционирования рунета
  2. При негативном сценарии - потенциальные проблемы с оплатой / неправильная работа веб-ресурсов / веб-услуг. В случае фактических потерь неясно, кто их компенсирует, потому что операторы связи фактически освобождаются от ответственности, если проблемы с интернетом были вызваны техническими устройствами для противодействия угрозам (например, оборудованием DPI)
  3. Более эффективная блокировка запрещенных ресурсов с помощью фильтров DPI, что может помочь избежать «неизбирательной» блокировки IP-адресов третьих сторон в попытке заблокировать незаконные веб-сайты (например, дело Telegram в 2018 году) (хорошо для добросовестных компаний), но, с другой стороны, это можно использовать для давления на юридических лиц с целью обеспечения соблюдения требований, в противном случае их ждем блокировка - более точная, быстрая и автоматическая
  4. Влияние на владельцев уникальных номеров автономных систем (ASN), которые не являются операторами связи. Многие зарубежные поставщики контента, интернет-сервисы и т.д. имеют ASN (Google, Facebook, Alibaba и другие). Таким образом, согласно закону, они будут обязаны соблюдать определенные требования, в том числе принимать участие в учениях, сотрудничать с правоохранительными органами, устанавливать технические устройства для противодействия угрозам безопасности на их оборудовании и т.д., что представляется абсолютно невыполнимым. Таким образом, на повестке дня будут появляться вопросы проверки соответствия и наказания за несоблюдение, и/или властям необходимо будет уточнять/сокращать категории владельцев ASN, подпадающих под действие закона
  5. Дальнейшие попытки правительства держать международные компании в страхе из-за растущей уверенности в том, что Роскомнадзор и другие государственные органы имеют средства и полномочия, чтобы заставить их соблюдать российское законодательство (российская территория = российские правила, а не правила иностранной штаб-квартиры)

Рекомендации иностранным компаниям

Прежде всего, не нужно паниковать (по крайней мере, пока). Несмотря на панические заголовки в иностранных СМИ, рунет не будет изолирован от глобального интернета (даже в Китае это не так), а широкомасштабная блокировка иностранных веб-сайтов маловероятна. Российские власти заинтересованы в усилении контроля над российским сегментом интернета, но они не хотели бы (и не могут) скопировать пример Китая по нескольким причинам: национальный план цифровой экономики и другие стратегические документы, обеспечивающие более широкое включение России в мировую экономику. поощрение иностранных инвестиций, поиск иностранных партнеров, а также социальные и политические причины (интернет в России был бесплатным с самого начала, и любые радикальные изменения могут привести к негативной реакции населения). 

В более долгосрочной перспективе мы сможем наблюдать медленное, но неуклонное стремление к более контролируемому, «суверенному» рунету, особенно в областях, критически важных (или считающихся критически важными) для государственной безопасности, с более жесткой позицией правительства по отношению к многонациональным компаниям. При этих обстоятельствах мы можем рекомендовать следующие действия:

  • Отслеживание, анализ и подготовка: Закон очень расплывчатый, не имеет подзаконных актов или разъяснений. Таким образом, правильно будет отслеживать обсуждения и публикацию разъясняющих документов, анализировать их влияние на вашу компанию (особенно в отношении требований к организациям с собственными ASN) и шаги, необходимые для обеспечения соответствия закону
  • Разработка долгосрочных стратегий для непредсказуемых сценариев: Традиционный стратегический подход предполагает, что предприятия будут действовать в предсказуемой политической, экономической и нормативной среде, которая может быть определена с помощью SWOT-анализа и других популярных аналитических методов. Однако, учитывая непредсказуемый характер политических сценариев (а интернет все больше приписывается политической сфере), прогнозировать будущие события практически невозможно. В таких ситуациях стратеги либо продолжают разрабатывать бесполезные долгосрочные планы, либо вообще избегают стратегий, вместо этого сосредотачиваясь на тактике.

    Наш подход заключается в том, чтобы отложить в сторону традиционные методы стратегического планирования и во время стратегических семинаров с нашими клиентами продумывать идеи, которые могут изменить повестку дня в интересах бизнеса при любом (политическом) сценарии – с корректировками по мере их возникновения.
  • Обсуждение технологического сотрудничества с Россией / влиятельными российскими игроками: Россия заинтересована и способствует развитию инновационных технологий в стране. Это распространяется на научно-исследовательские центры и другие инновационные проекты высокотехнологичных компаний, которые требуют меньших инвестиций, чем строительство заводов, но могут быть столь же эффективными с точки зрения построения взаимоотношений с государственными органами. В качестве альтернативы - продвижение российских стартапов.
  • Образовательные проекты / тренинги по трендам в области высоких технологий (ИИ, финтех и т.д.): Несмотря на попытки «национализировать» интернет, умные страны не хотят упускать возможность обучить специалиста по ИИ за рубежом - в стране с передовыми возможностями (например, за последние 20 лет Китай успешно подготовил множество специалистов по ИИ в США, а затем вернул домой). С другой стороны, страны-лидеры в области ИИ могут стремиться создать сеть образовательных и учебных центров за пределами своих границ для привлечения талантов - особенно в странах, с которыми они конкурируют в ИИ-отрасли.

Grayling Team

Latest Insights

24th июнь 2019


Уроки сторителлинга от Мелинды Гейтс

Мелинда Гейтс, американская предпринимательница и филантроп, недавно появилась в шоу Netflix «Мой следующий...

Читать далее

10th июнь 2019


Как составить бриф на PR-услуги

Ищете первое или новое PR-агентство? Вот несколько советов, как правильно забрифовать вашего потенциального...

Читать далее

15th май 2019


Деглобализация искусственного интеллекта

Новые вызовы и стратегические решения для бизнеса в условиях парада ИИ-суверенитетов. В конце марта...

Читать далее